Previous Entry Share Next Entry
Марат Башаров в Индии: ничего себе поездочка
Логотип РВС
rws_moscow
Индия встретила актера тепловым ударом

Во время экспедиции съемочной группы сериала «Индус» в столицу Болливуда – Бомбей (Мумбаи) – Марату Башарову было весьма непросто переносить 38-градусную жару. Не помогал ни индийский помощник, который в перерывах между съемками держал над актером зонтик и подносил ему охлажденную воду, ни спасительный кондиционер в персональной гримерной, ведь во время самих съемок Марат оставался один на один с палящим индийским солнцем. Не удивительно, что в один прекрасный момент актеру, вынужденному регулярно ходить в сложном гриме – с накладными усами, бородой и в объемном парике, – стало плохо.

Эпизод, заставивший поволноваться всю съемочную группу, произошел во время съемок послеаварийной истории Антона Пономарева, героя Башарова. До пластической операции обезображенный доктор вынужден прикрывать голову чалмой и ходить в маске, скрывающей все повреждения, кроме ожога на правом глазу. У загримированного Марата оставалось единственная возможность наблюдать за происходящим на площадке – через прорезь для левого глаза. Из-за невыносимой жары и ограниченной видимости у Марата началось головокружение, он стал терять ориентацию в пространстве и на какой-то момент перестал понимать, что происходит вокруг. Подоспевший доктор, который неотлучно дежурил на площадке и принимал по 10 пациентов-киношников в день, констатировал тепловой удар. По его совету Марата быстро разгримировали и дали полчаса прийти в себя перед съемкой. После этой истории решили перестраховаться: в те моменты, когда в совместных эпизодах Марата с актрисой Панчи Бора снимали одну индианку, а Башаров лишь сопровождал ее за кадром, актер просто надевал маску на руку и носил ее на уровне своей головы.

Отдельной проблемой для актера были линзы, которые придавали его голубым глазам карий оттенок. Марат никак не мог к ним привыкнуть и просил одевать их непосредственно перед дублем, а потом еще долго справлялся с невольными слезами.

Индийский повар чуть было не сорвал съемки

Экспедиция в Индию давалась непросто не только Марату, но и всей съемочной группе, членам которой так и не удалось привыкнуть к местной кухне. Киношников кормили в разных шатрах: в одном – индийскую часть группы, в другом – российскую, для которой специально заказывали блюда европейской кухни. «Дело в том, что индийские блюда – весьма специфические и плохо воспринимаются людьми неподготовленными, – рассказывает руководитель экспедиции Александр Досталь. – Готовясь к поездке, мы не исключали возможность пищевых отравлений, а потому решили перестраховаться. Нанятого нами индийского повара рекомендовали как знатока европейской кухни, говорили, что его «кинокормом» не пренебрегала даже Джулия Робертс во время работы над картиной «Есть, молиться, любить». На деле оказалось, что в блюдах все равно присутствуют индийские нотки, чаще всего еда оказывалась излишне перченой, и, по отзывам многих, обладала весьма специфическим запахом. Внушить повару, что специй не нужно вовсе, было невозможно: едва ты отворачивался, он норовил подсыпать в тарелку щепотку перца. Даже чай, и тот был каким-то перченным, в него добавляли имбирь и массалу. Не удивительно, что избежать отравлений все же не удалось, нам еще повезло, что из-за этого никто не сорвал съемку».

Надо сказать, подобная опасность была вполне реальной. До окончания индийского периода оставалось 3 дня, когда режиссеру-постановщику Александру Касаткину вдруг стало плохо из-за понизившегося давления. Как выяснил индийский врач, на сильный перегрев наложилось пищевое отравление и проблемы с желчным пузырем. Оставалось отснять последнюю сцену, и чтобы не срывать съемку, Касаткину пришлось руководить процессом лежа на кушетке, наблюдая за сценой по переносному монитору.

«Из-за острой боли у меня начала кружится голова, и на какой-то период я перестал понимать происходящее. Когда мне сделали укол и положили на кушетку, стало терпимее, и у меня появилась надежда доснять сцену самостоятельно». В свою очередь Марат подбадривал коллегу шутками и на всякий случай попросил доктора померить давление и ему.

Вскоре стало понятно, что режиссера нужно везти в местную больницу. «Часть этой сцены мы снимали в первые дни, и тогда на репетиции я попросил актеров отыграть весь эпизод до конца, а сам записал видео на мобильный телефон, – вспоминает Александр. – Так что перед отъездом я просто оставил запись второму режиссеру, которая сняла все в точности, как было задумано. Я же побывал в деревенской клинике и, к моему удивлению, уже на следующий день чувствовал себя вполне сносно, мне кажется, подействовала удивительная энергетика местных врачей. А вот к индийской еде я больше не притрагивался, от греха подальше питался одними бананами».

?

Log in